В России

Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей

7 Мая 2020

НовостиВ России

Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей

Дорогие друзья, поклонники Habanos!

Компания Топ Сигарс, объявившая 8 апреля 2020 года «Конкурс сигарных писателей #Habanosathome», предлагает Вашему вниманию десятое авторское произведение.

Его прислала очаровательная супруга известного афисионадо, поклонница настоящих кубинских сигар Habanos, писательница и путешественница Мила Тумаркина. 

Ждём и Ваши истории! В дни вынужденной самоизоляции, рассказывайте истории о прокурах, делитесь своими впечатлениями. Фиксируя свои самые яркие моменты, присылайте работы на адрес электронной почты: marketing@topcigars.ru. Произведение каждого сигарного писателя в формате прозы или даже стихов, будет опубликовано на страницах Habanos.ru. Присылайте также свои фотографии, иллюстрируя время, проведённое на самоизоляции с сигарой.

Сигарная история, нашедшая максимальный отклик у представителей компании Топ Сигарс, получит незабываемый приз.

    

Мила Тумаркина

«Тест на счастье»


Каждый  год в наш маленький приморский городок приезжала Аза. Из Саратова. Стройная, длинноногая и черноволосая женщина где-то за сорок. Кто делал ей специальный пропуск в приграничный закрытый военный город-порт? Бог весть. Но разговоров было много.

Экс-балерина, когда-то служившая на подмостках оперного театра в Саратове, уже пенсионерка (балетные уходили на пенсию рано, в 35) имела, по слухам, бурную жизнь, была не замужем, моложава, и остра на язык.

А ее девичья фигурка и пружинистая походка вызывали такой взрыв негодования у местных тёток, что становилось страшно и... очень смешно.

Одним словом, наши толстушки - в основном жены комсостава - оставшиеся ждать своих мужей на берегу, привыкшие пить сладкий чай на ужин и съедать целый лаваш со сгущёнкой в придачу, благо этим  дефицитным продуктом  были уставлены полки магазинов, исходили  завистью.

«Сзади пионэрка, с лица - пенсионэрка», -  это самое безобидное, что говорилось в городке.

Я же была в восторге, и от Азы, и от той взрывной волны, вызванной ее появлением. А пересуды только подстёгивали мое любопытство.

Моя бабушка строго-настрого запретила с ней  общаться, кроме вежливых «здравствуйте» и «до свидания». Как и положено воспитанной девочке.

А на мои возмущённые вопросы причитала: «Такой возраст, такой возраст, не знаю, что и получится из тебя, неслух, с кем поведёшься, того и наберёшься... А тебе немного надо-то, чокнутой».

Я злилась, и не понимала, что такого особенного я могу узнать от черноволосой красотки, чего до сих пор не знаю?! Мне 12! Не младенец же! Желание  познакомиться и разгадать тайну только усиливалось.

Остановилась Аза у бабы Маруси - сторожихи местной школы, пьющей, но безобидной - в небольшом засыпном домишке, чисто выбеленном и опрятном. Утром делала заплывы в море.

Я ее подстерегала, шла  следом и любовалась длинными чёрными волосами, какой-то необыкновенно лёгкой воздушной походкой.

Если прибавить к этому утончённые черты лица, ярко-зелёные глаза, ладную фигуру -  можно складывать поклонников в штабеля.

Возвращались с пляжа мы уже вместе. Заходили в дом, завтракали. Мне она предлагала печенье, усыпанное орехами, а сама пила чай. Крепкий, с лимоном. Без ничего.

«Весь день без еды», - сплетничала тетка Маруся.

«Как это денег нет? Есть! Вон коньяк на столе - пять звёзд!» - возмущённо парировала Маруся предположение моей бабушки, что у квартирантки нет денег.

«Видно, что-то другое. Может, больная?» - она причмокивала, сожалея, и кивала головой, покрытой цветастым платком. «И вечером ест, как птаха. Разве это еда?! Яичко, а то и хлеб с помидорами... Вот и весь сказ! Зато коньяк  хлещет! Виданное ли дело, чтобы баба... и коньяк! Взяла бы читушечку, да по напёрстку, для аппетиту, чтоб никто не знал - не ведал! А то - на столе! В открытую! Коньяк! Видано ли дело! Ведь какие это деньжищи надо иметь?» - Маруся опять горестно вздыхала.

«Еще и курит, да не папиросы! Дрянь какую-то заморскую», - продолжала она, возмущаясь, голос ее накалялся: «Надысь, в Новороссийск гоняла на такси! На тамошний базар портовый, на барахолку. Купила какие-то пачки. Хотела глянуть, куды там! Запакованы, что твоё золото. И смолит ее, толстую, страшную, весь вечер! Тьфу!» - Маруся с остервенением сплевывала.

А я... Я до спазм в сердце хотела узнать, что это такое «смолит» Аза?! Почему-то во мне крепла уверенность, что все, что делает эта женщина, как говорит, что ест и курит - все необыкновенно.

А главное - красиво, и совсем не похоже на местных тёток, тайком куривших за нашей школой - не дай бог муж застукает!

Я пробиралась задворками к тетке Марусе (чтоб бабушка не увидела), где в летнике - так называли летнюю кухню на террасе - было прохладно, и Аза готовила себе ужин. Обычно два яйца, помидор. Иногда пару картофелин.

Мне нравились уложенные в высокую прическу ее кудрявые волосы, и как красиво и быстро она выкладывает еду на тарелку.

Голос - приглушённый, низкий, с хрипотцой, и вся она - нездешняя, загадочная, непостижимая и непонятная мне.

Но больше всего удивляло аристократическое равнодушие к тому, что о ней говорят. Именно так я и представляла  прекрасных женщин, описанных в многочисленных книгах, которые читала, как помешанная.

Я восхищалась ею, как пришельцем из другого мира. Не того, обыденного, что окружал меня. Очень любила слушать ее рассказы обо всем на свете.

Она была талантливым рассказчиком: тонким, насмешливым, умным, не стеснялась в выражениях, красиво смеялась и без запретов и табу говорила на разные темы.

Как-то зашёл разговор о мужчинах. Видимо Азу, как любую незамужнюю, да и замужнюю женщину в нашем городке, очень впечатлил мой отец в форме кавторанга и с трубкой в руках.

Он как-то зашёл за мной, галантно поздоровался и поцеловал Азе руку. Это было так красиво, так необычно! Как в кино!

Я увидела некоторое смущение в лице гордой красотки. Ещё бы! Мой папа - очень интересный мужчина (так говорили все), да ещё и в форме морского офицера!  Женщины везде и всегда обращали на него внимание. Маме стоило большого труда сдерживаться  и не устраивать отцу сцены ревности.

Я испытала гордость за папу. 

Ещё бы! Я догадалась, что мой отец вызывает восхищение не только у меня, мамы и местных женщин, но и у красавицы-балерины, пусть  даже бывшей.

Она осторожно выпытывала, ладят ли мои родители.

И после утвердительных слов о том, что папа очень любит маму, и мама тоже, сказала твердо:

- Повезло твоей маме. А вот мне не везёт.

- Почему? - воскликнула я с удивлением!  - Вы такая красивая!

- Не родись красивой, - с усмешкой ответила  Аза, - Слыхала?! А на меня счастья не нашлось...

Тут она достала какую-то штучку, вынула из неё большую сигару,  поколдовала над ней какими-то неизвестными мне инструментами, и разожгла.

Я была потрясена. Мне казалось - вот оно, совершенство, заключённое в женщине! А запах... Плывший навстречу запах напоминал мне пиратские сундуки с заморскими чудесами, о которых так интересно писали Даниэль Дефо, Жюль Верн, Рафаэль Сабатини и Роберт Льюис Стивенсон. А ещё о том, что рассказывалось в фильмах про Виннету - вождя апачей, про Верную Руку - Друга Индейцев и про все остальное, чем бредят девочки в 12 лет.

Мне даже показалось на мгновение, что кумир всех подростков - Гойко Митич, строгий, широкоплечий, подошёл и прижал меня к себе.

Пленительный запах других миров, стран и путешествий, запах настоящих мужчин плыл по кухоньке. Сверкали звёзды и цикады наполняли мир своей любовной песней. Я (честное слово!) почувствовала, как у меня внутри, раздались слова Песни Песней царя Соломона, которую так любил цитировать мой дед, особенно после большой  бутылки выпитого вина:

«О, ты прекрасна, возлюбленная моя,

Ты прекрасна!

Глаза твои голубиные

Под кудрями твоими,

Волосы твои - как стадо коз,

Сходящих с горы Галаадской.

Как лента алая губы твои,

И уста твои любезны,

Как половинки гранатового яблока - ланиты твои.

Вся ты прекрасна, возлюбленная моя,

И пятна нет на тебе!

Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста».

Вдруг очарование разрушил голос Азы:

- Нет настоящих мужчин!

Я, опомнившись, удивлённо смотрела на неё. Выпуская дым изо рта, она продолжала:

- Нет их. Не существует...

Я упала с небес на землю. И голос деда, читающего Песнь Песней, пропал.

Аза устроилась поудобней на старом кресле, протертом и прикрытым яркой цветастой накидкой.

- Почему же  нет?! - горько, обиженно воскликнула я, оскорбленная несправедливостью мира и словами Азы.

Вместе с дымом уплывала от меня мечта, магия, колдовство вечера и наступившей темно-синей ночи с образом Гойко Митича в придачу.

- И что значит «настоящий»? Как это узнать? - вскричала я, и вновь передо мной возник Олег Видов в роли  Всадника без головы, сменяемый Аленом Делоном из фильма «Искатели приключений».

Аза громко рассмеялась и, хитро подмигнув, ответила:

- Настоящего по запаху определить можно. Он пахнет лишь тремя вещами: хорошим парфюмом, дорогим коньяком и кубинской сигарой! А ещё - он умный. Понимаешь? 

Я с готовностью закивала головой.

- А как называется сигара, та, что у вас? - с почтением спросила я.

- Ромео и Джульетта, - просто ответила она.

Я застыла на месте. Не может быть! Сигара?!

Тут Аза снова громко расхохоталась, увидев неподдельный восторг на моем лице. Пазл сложился. Образ тоже.

Я часто вспоминала Азу и наши разговоры.

В 16 лет мне уже нравился Черчилль, с его неизменной  сигарой во рту, (я прочитала о нем все и даже трилогию Дюкло), потом Джон Кеннеди, который долго будоражил мои мечты вместе со своей красавицей женой и Мэрилин Монро.

А фото из журнала «Огонек», где в лихо заломленных беретах с сигарами в руках Фидель Кастро и Че Гевара смотрели вдаль на горы Сьерра-Маэстра, долго висела у меня в спальне, над кроватью.

В моих мечтах я сбегала на Кубу, и по секрету от мамы - выходила замуж. Правда за кого, я так и не решила. Потому что мне они нравились оба. И выбрать кого-нибудь из них я не могла - все равно, что разделить одно сердце на две половинки...

Не сразу, но мне повезло - я нашла настоящего.

Все условия выполнены.

И сигары у него настолько прекрасные, что их запах соблазняет меня похлеще других афродизиаков. Ещё бы! Он курит Кубу. И признаёт только Кубу. Это истина, не требующая доказательств!

Мой муж все сигары делит на два вида: настоящие - кубинские - и все остальные. Вот уже 20 лет.

А ещё - он очень умён. А для меня ум в мужчине - основной инстинкт, мотив любви и жизни, конечно, при условии, что он курит сигары.

И если бы я могла, сказала бы сейчас Азе слова благодарности. Потому что, сама не зная об этом, она вручила мне безошибочный Тест На Счастье.

Я тоже курю. Вернее, покуриваю.

И люблю, как вы догадались, только Кубу... А как же?!

По своей природе у мужчин и женщин разные вкусы, когда дело касается развлечений, отдыха и сигар. Только не у нас.

Муж мой - учитель во многом. И в выборе сигар тоже.

Он не ошибается. Я точно знаю.


Топ Сигарс Корпорейшен ©

Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей
Прислана десятая работа на конкурс сигарных писателей

Возврат к разделу

Возврат к новостям

Top Cigars
Мне менее 18 лет
Мне более 18 лет

Просмотр сайта запрещен лицам,
не достигшим 18-летнего возраста.